ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход
 
информер
 





 
Галерея сайта
 

Галерея картин современной живописи, где можно картину купить, картины художников разных стран

Библиотека живописи художников разных стран: США, Кубы, Австралии, Китая и других. Классика и современность.

От: Nikita


Опубликовано: Март 30, 2007

Однако, всматриваясь в мифологические картины Тициана 50-х годов, нетрудно заметить, что мир предстает старому художнику не только полным чувственного блеска, но и драматически потрясенным. Еще более остро это начало раскрывается в его религиозных композициях.

В конце 50-х годов, когда даже мифологические композиции Тициана окрашиваются все более напряженным драматическим чувством, появляются полотна, полные трагического пафоса.

Тициан, 1559 г. картина Положение во гроб

Тициан, 1559 г. «Положение во гроб»

Таково написанное в 1559 г. «Положение во гроб». Картина потрясает зрителя глубиной и искренностью чувства невозвратимой утраты, почти застывшими кажутся горестные лица богоматери и поддерживающего мертвое тело старика, угловата в своей самозабвенной стремительности поза второго святого: над всей группой, подобно белокрылой птице, отчаянно взметнулась распростершая руки Мария Магдалина.

Картины конца 50-х годов, столь резко отличающиеся от «Венеры перед зеркалом», «Девушки с фруктами», берлинского автопортрета, знаменуют глубочайший перелом в искусстве Тициана.

Пятидесятые годы XVI века были переломными во всей жизни Италии. Страна вступила во вторую половину XVI столетия—эпоху драматических потрясений, мучительной переоценки всех ценностей.

Тициан, никогда не бывший невозмутимым олимпийцем, всегда живший самым высоким накалом страстей и мыслей своей эпохи, должен был ощутить трагическую сущность произошедших сдвигов особенно остро. Они знаменовали для него как бы крушение вселенной, драматическую гибель того прекрасного мира, который создали в своем воображении ренессансные мыслители. В новой,охваченной духовной реакцией Италии он чувствует себя особенно одиноким. Глубокий старик, потерявший популярность в Венеции, почти не получающий заказов, похоронивший всех близких друзей. Он пишет теперь картины или для себя — иногда возвращаясь к старым темам, переосмысляя их по-новому, или для далекого, почти абстрактного заказчика—Филиппа II, который не пытался навязывать художнику свои вкусы. Именно теперь, окруженный атмосферой одиночества и непонимания, Тициан создает свои величайшие шедевры.

Позднее творчество Тициана - это одно из самых удивительных откровений, какие знает история человеческой культуры. Истины, открытые старым мастером, до сих пор потрясают своей новизной. Пожалуй, ни один художник не поднялся до такого глубокого, проникновенно-человеческого и титанически-грандиозного осмысления трагедии гибели целого мира — прекрасного, благородного, великого и в своем падении. Этот мир, возникающий на полотнах позднего Тициана, находится в особых, необычайно сложных взаимоотношениях с реальной действительностью. Он не адекватен ей, как на картинах художников XV века, не является просто ее квинтэссенцией, как у мастеров Высокого Возрождения, не наделен той конкретностью и полнотой чувственного, материального бытия, которая раньше всегда так привлекала Тициана, лишен примет современности. Бывший в течение стольких лет певцом полнокровной, материальной красоты реальной действительности, художник теперь ищет иную, более сложную правду. Мир, предстающий на его поздних картинах, как бы параллелен действительности, но существует в своем, особом измерении, повинуется своим законам. Этот мир полон дыхания жизни, но его материальность не имеет ничего общего с той чувственной конкретностью ощущения каждой реальной формы, которая так увлекала ранее Тициана. Теперь художник создает тот особый неповторимый способ видения мира, ту беспримерную живописную структуру полотна, которая известна под названием «поздней манеры».

Современники Тициана нередко видели в его «поздней манере» простую незаконченность и небрежность. Известно, что однажды Тициан даже подписал картину «Благовещение» (1366 г.) необычной фразой «Titianus fecit fecit” (Тициан сделал, сделал); его биографы рассказывают, что заказчики, найдя картину незаконченной, потребовали ее доработки, тогда Тициан добавил к обычной своей подписи «Тициан сделал» еще одно слово «сделал».

В действительности же эта «поздняя манера» является одним из величайших живописных открытий, известных мировому искусству. Отказываясь от свойственной ему ранее тончайшей, драгоценной живописной моделировки.

Тициан теперь строит форму открытым крупным мазком, то стремительно нанесенным кистью, то даже втертым пальцем, лепит ее не светотенью, а невероятно смелыми, неожиданными, неисчерпаемыми по богатству красочными созвучиями. Поверхность холста превращается в фантастический хаос.


« Предыдущая страница | Страница 9 из 11 | Следующая страница »