ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход
 
Копии картин
 

Иппический жанр

картина лошадь

[ подбор картин по всему миру, копии картин ]

« ХРАМ МЕНДУТ, остров Ява, Индонезия (Magelang Regency, Java Island, Indonesia)Музей Конференции стран Азии и Африки. Бандунг. (Museum Konferensi Asia Afrika, Jl. Asia Afrika 65, Bandung) »


От: Лукашевская Яна Наумовна, © wm-painting.ru


Опубликовано: Май 27, 2013

Музейный центр Борободур (Magelang Regency, Java Island, Indonesia)


Боробудур – сейчас это и музейный, и культовый паломнический центр, это один из величайших памятников мировой архитектуры, словно мифическая «птица Феникс» исчезнувший на много веков и вновь возрожденный из пепла, воссиявший во всей красе и славе для туристов и паломников со всех континентов. Спустя век после завершения строительства, Боробудур был покинут обитателями и оставлен во власть джунглей и окружавших его вулканов. Природа словно бы отвоевала рукотворное сокровище у людей. Только в 1814 году, когда отважному Стэмфорду Раффлзу было сообщено о неких руинах близ горы Мерапи, храм начал возрождаться буквально из пепла – до самого верха сооружение было действительно засыпано пеплом от извержения вулканов и покрыто зарослями обильной тропической флоры. Стэмфорд Раффлз распорядился провести исследование руин, что положило начало изучению этого уникального творения.

музейный центр БОРОБУДУР (Magelang Regency, Java Island, Indonesia)
 
Боробудур.  Вид на храм у основания.
 
Боробудур – единственный…уникальный…величайший. Эти эпитеты практически неизбежно повторяют и ещё не одну тысячу раз повторят все авторы, пишущие о Боробудуре. Единственный храм, в котором нет внутреннего пространства, единственный храм, посвященный всем этапам жизненного пути Будды (во всех его воплощениях) с самым большим в мире количеством художественных рельефных композиций на буддийские сюжеты (их более двух с половиной тысяч). Это уникальная каменная «мандала», символ буддийского Космоса, воплощенный в формах монументальной архитектуры, величайший архитектурный комплекс, построенный без строительного раствора из цельных каменных блоков... Рельефы на сюжеты из жизни Будды – величайший в мире шедевр буддийского изобразительного искусства, общая длина рельефных композиций вместе взятых составляет более шести километров, и похоже, над созданием рельефов трудились не только местные мастера, но и выходцы из Индии.
 
 Возможно, Боробудур был возведен на острове-холме, возвышавшемся над бывшим здесь некогда озером. Геологи, исследовавшие историю рельефа местности вокруг Боробудура, едины во мнении, что здесь существовало озеро, высохшее лишь к XIV веку. Храм ассоциировался с лотосом, выросшим из озера как трон для медитации Будды. Лотос – символ Просветления, символ духовного восхождения, подобно тому, как лотос выходит из грязного ила и замутненной воды, но при этом сам – воплощение чистоты и красоты, также и дух человека вырывается из плена мирской грязи, из дурных эмоций и низменных страстей, чтобы воссиять чистотой помыслов и праведностью сердца. Борободур, как каменный лотос, возвышающийся над миром, ведет своих гостей к высотам духовного совершенства…
 
Храм словно бы надет на холм. В древности, на островах Индонезии, народы почитали холмы и горы как обители духов предков, что подтверждается и многими современными поверьями, бытующими среди разных народов Индонезии. Буддийский храм в виде гигантской мандалы был и воплощением буддийской идеи мироздания, и архитектурно-скульптурным гимном в честь духов предков, и шедевром, призванным прославить величие династии Шайлендра, укрепившей буддийскую веру на землях Явы.
 
В VII - VIII в.в в Индии буддийская вера была вытеснена набравшим силу конформистским брахманизмом, ужесточившим кастовую систему, сосредоточенным на подчинении народа правящей элите, а не на духовном развитии, поэтому буддизм стал в Индии чем-то вроде диссидентства. Многие буддисты, особенно из низших каст, не видя для себя приемлемого будущего на родине, отправились на острова Индонезии. Как всегда было и есть в истории, приток новых мигрантов служит для прогресса экономики, культуры и строительства страны, потому что дает свежие новые влияния, достижения и взгляды другой культуры. Так и произошло в период правления династии Шайлендра. Многие индийские буддисты, пришедшие на остров Ява в поиске новых перспектив для себя и скрываясь от притеснения со стороны индийского брахманизма, были талантливыми резчиками по камню, строителями, ремесленниками. Совместными усилиями индийских буддийских иммигрантов и местных яванцев, ежедневным вдохновенным трудом, мыслившимся не только как источник заработка на жизнь, но и как служение Будде, прославляющее великое учение на века, были созданы выдающиеся шедевры скульптуры и рельефа, архитектуры, декоративной резьбы по камню. Боробудур строился буквально на одном дыхании, он создавался не рабами, а свободными подданными династии Шайлендра и мигрантами из Индии, нашедшими спокойную жизнь в мире и достатке на благословенных землях острова Ява. До сих пор неизвестно, кто был создателем замысла всего этого гигантского храмового комплекса, включающего не только сам Боробудур, но ещё храмы Мендут и Павон. Многие источники называют имя архитектора Гунадхарма, но о нём ничего не известно. Был ли он индиец или местный, а может быть и вовсе Гунадхарма – название объединения архитекторов и строителей, создававших совместными усилиями это архитектурное чудо. Возможно, Боробудур был замыслом самих королей династии Шайлендра, короля Индры, а затем и короля Самаратунгга (812 – 833).
 
Дело в том, что представители элиты того времени были не только обладателями земель и драгоценностей, а так же обладателями глубоких философских, научных и практических познаний, знатоками новейших достижений всех областей деятельности, включая торговлю, сельское хозяйство и строительство. Знание считалось священным, и обладание знанием было доступно избранным. Может, сами короли Шайлендра и были главными архитекторами, дававшими так же и пространство для более или менее свободного творчества своим подданным строителям, резчикам по камню, художникам, создавшим потрясающие по своей выразительности, изящной пластике и эмоциональной насыщенности образов. Принцесса Прамодхавардхани, дочь Самаратунгга, как известно из исторических источников, была хорошо осведомлена в строительном деле и пристально следила за строительными работами, её мужем был князь государства Матарам, из индуистской династии Санджая, и при ней, на финальном этапе строительства Боробудура, усилилось влияние индийского искусства.
 
Вид на Боробудур у подножия холма
 
Вид на Боробудур у подножия холма

 
Боробудур в плане это мандала – священный буддийский символ Вселенной. Эта мандала состоит из пяти вписанных друг в друга квадратов со скошенными углами и трех концентрических кругов. В космологическом плане квадраты символизируют землю, а круги – небеса.
 
Теперь, представим себя в качестве паломников Боробудура. Пройдем мысленно по всем восьми ярусам не просто как заурядные туристы, а постараемся чуть-чуть приоткрыть завесу тайн, ревностно хранимых древним памятником. Придется запастись терпением и узнать некоторые буддийские понятия и символы. Итак, принято делить ярусы Боробудура на три символических части. Ярусы у самого основания относят к Камадхату (миру страстей и желаний). Четвертый и пятый ярусы относят к Рупадхату (миру форм, материальному, осязаемому и зримому миру), а три последних круглых яруса относят к миру без форм, к Арупадхату,  к идеальному миру, который является только просветленному сознанию Будды и тем, кто способен достичь состояния Будды. 
 
Боробудур – грандиозный гимн Будде
 
Боробудур – грандиозный гимн Будде победителю всех миров и властителю чувств, форм и духа. В «Новом Завете», например, не дается описания того, что такое «Царствие Небесное». О нем говорится только образно, намеками, метафорами, баснями.  Верующие должны ощутить, осознать сами «Царствие Небесное» своим сердцем, духом, путем собственного духовного опыта. Так и в буддизме – прямо и конкретно не говорится о Будде и о сущности Просветления. Верующие стремятся к Просветлению и следуют по пути Будды, читая сутры, джатаки (нравоучительные басни, порой смешные и забавные, как анекдоты, порой – загадочные и даже устрашающие, повествующие о предыдущих земных воплощениях Будды), стараясь воплотить в жизнь слова Учителя. Боробудур является грандиозной метафорой Буддийского Учения, до сих пор не разгаданной до конца, толком не интерпретированной. А может, в этом и был замысел создателей Боробудура. Каждый верующий может открыть свой Боробудур, увидеть и толковать его символы сообразно своему духовному опыту…
 
Боробудур – это ступа, а точнее – ступы. Так, восемь ярусов можно сопоставить с восемью видами ступ, каждая из которых символически отражает победу Будды над тем или иным пороком, и так же воплощает качества Будды. Ступа является буддийским священным сооружением, которые ставили над могилами святых, или вкладывали внутрь святые реликвии (волосы или кости, частички одежды Будды или святых, или манускрипты). Ступы, как правило, делались в форме квадратных или круглых в плане мандал. Так что Боробудур – это ещё и гигантская ступа, состоящая из восьми ярусов - ступ, словно бы нанизанных одна на другую. Первый ярус символизирует ступу рождения Будды, «ступу лотоса». Второй ярус, символизирующий мир страстей Камадхату, в свою очередь так же соотносится со «ступой Просветления» – победы Будды над этим миром страстей. Третий ярус, так же ассоциирующийся с Камадхату, символизирует «ступу Мудрости» - победу Будды над замутнениями сознания, порожденными страстями и негативными эмоциями. Четвертый ярус, связанный с миром форм Рупадхату, воплощает «ступу чудес» - победу Будды над материалистическим взглядом на природу вещей, прорыв неуклюжести, неподатливости и непостоянства материальных форм. Пятый ярус, тоже Рупадхату, ассоциируется со «ступой схождения с небес Тушита», символом прорыва Будды через притяжение Земли, пространство и гнет земного времени, когда Будда Гаутама виделся с Буддой Майтрея на небесах Тушита. Шестой ярус – это как «ступа Примирения», символ духовной силы Будды. Седьмой ярус – «ступа совершенной победы» - являет собой символ победы Будды над смертью. Последний венчающий все сооружение ярус – это явно «ступа Паринирваны», главная часть ступы в форме колокола, символизирует уход Будды в Великую Нирвану.

 На всём пространстве трёх уровней Арупадхату, то есть – на верхних круглых террасах, расположены семьдесят две полые ступы с прорезными отверстиями, через которые видны статуи Будды. Считается, что если удастся дотронуться до статуи Будды внутри ступы и загадать желание, то желание сбудется, но это уже придумано современными туристами, хотя, говорят, на практике примета работает безотказно в независимости от вероисповедания туриста.
 
Весь силуэт Боробудура с трудом воспринимается целиком взглядом с земли, но как идеален этот силуэт при взгляде сверху, с вертолета! Такое впечатление, что архитекторы старались не только для людей, но и для духов и богов, способных увидеть храм с высоты небес. Для взгляда же людей основной пищей являются рельефы, коих насчитывается более двух тысяч. Рельефы представляют собой словно бы страницы гигантской каменной книги, повествующей о жизни Будды в разных его воплощениях, во всех мирах. Есть даже рельефы на сюжеты джатак, в которых Будда, задолго до того, как родиться в человеческом теле, был растением, животным, птицей. Все рельефные композиции Боробудура полны здоровой энергетики радости бытия, чувственного обаяния, ощущения гармонии формы и духа, богатства, красоты и разнообразия жизни.
 
Фольклорные мотивы, геометрические и растительные орнаменты, виртуозность исполнения сложных многофигурных композиций, многообразие изображенных аспектов жизни природы и человека, - все это поражает воображение зрителя и свидетельствует о высоком вдохновении и выдающемся мастерстве создателей, чьи имена, жаль, мы не узнаем, но дух которых увековечен в этом блистательном творении.
 
Нет ни одной плиточки, которая ни была бы декорирована орнаментом или же рельефной композицией. Даже внизу у самого пола – растительные орнаменты и изображения животных. Само пространство храма – это открытые огороженные высоким уступом террасы, каждый, входящий на террасу, оказывается словно бы в изоляции двух стен, покрытых рельефами. Следуя ходу повествования, мы переходим от одной террасы к другой, и доходим до самого верха этой огромной ступенчатой пирамиды.
 
Боробудур – это один из лучших в мировой художественной культуре примеров синтеза архитектуры, скульптуры и рельефов
 
Боробудур – это один из лучших в мировой художественной культуре примеров синтеза архитектуры, скульптуры и рельефов. Мастерство резчиков по камню и мастерство архитекторов здесь ценятся наравне.  Архитектурный замысел символичен и строен сам по себе, и в то же время вся архитектура Боробудура служит для воплощения грандиозного замысла повествовательных рельефов-иллюстраций к джатакам и сутрам, как листы белой бумаги служат для начертания слов поэтических произведений. Общая длина всех террас составляет больше пяти километров – на протяжении этого пути мы читаем зримую книгу учения Будды.
 
В художественном решении рельефных композиций много общих черт с произведениями из Индии периода Гуптов, ведь многие талантливые мастера были выходцами из Индии, покинувшими родину и донесшими высокие художественные традиции до берегов Явы. Здесь же, индийские мастера не были скованы строгими догмами изображений и могли дать волю фантазии и мастерству, так же, как и местные яванские мастера.
 

Боробудур

Наиболее реалистичны изображения, конечно, на первых трех террасах, где речь идет о предыдущих воплощениях Будды, где взяты сюжеты из джатак, где так же с упоением переданы сцены из придворной жизни принца Будды Гаутамы. Будда, изображенный в традиционных каноничных медитативных позах на рельефах верхних террас, так же лишен сухой условности, при соблюдении предписаний как изображать те или иные мудры, скульпторы очень индивидуально и выразительно трактуют черты лица Будды. Основу образного содержания рельефов, где Будда изображен в канонических позах, составляет чувство духовной сосредоточенности, устремленности к высшему познанию, к просветлению сознания. При всей обобщенности пластического языка, образы Будды воспринимаются как глубоко индивидуальные изображения, наделенные собственным духом, характером, особенными чертами лица. Скульпторы не повторяют вековые каноны и не передают устоявшиеся представления – они творчески трактуют характер Будды – человека, образ и типаж Будды Гаутамы, как если бы он был их современник. Поражает мастерство резчиков по камню – рельефные композиции построены на едва уловимых переходах форм, линий, объемов, тончайшие нюансы и светотеневая игра обогащаются шероховатой фактурой камня, словно бы мерцающей под лучами щедрого тропического солнца.
 
Скульптура и рельефы Боробудура больше основаны на художественной интуиции, нежели на канонах, но при этом все рельефы связаны общим замыслом и более или менее равными мерами пропорций и сходным композиционным решением. В отличие от индийской пластики того же периода, здесь нет грубых контрастов пропорций, нет преувеличенно экспрессивной динамики. Здесь нет и резких и неестественных разворотов фигур, как в индийской традиционной скульптуре, нет неестественных пропорций, предписанных индийскими изобразительными канонами, по которым, например, считалось красивым изображать толщину талии равной расстоянию между ушами, а бедра делать толстыми и массивными. Фигуры людей представлены в естественных позах, пропорции фигур основаны на визуальных наблюдениях, а не на предписаниях канонов «красоты».  Иногда, что бы усилить динамику разворота фигуры, чтобы передать движение, художники прибегают к намеренному удлинению ног или рук, находящихся в движении. Мастерам удается создать удивительно естественные и «подвижные» образы. Так, в композиции, где Будда Гаутама ещё не покинул дворец и в образе принца восседает на подушке в саду под деревом в окружении придворных, художник изображает фигуру Будды весьма фривольно. Никакой канонической позы, мы здесь, конечно, не наблюдаем! Вальяжно закинув правую руку на плечо придворной женщины, он кокетливо смотрит на нее, в приподнятых бровях ощущается легкое удивление и даже возражение, он ведет с ней неторопливый спор о чем-то. Левой рукой он подтягивает к себе запрокинутую вверх правую ногу, располагаясь удобнее на мягкой подушке в душный полдень, скрываясь под щедрой тенью деревьев. Такую вот сцену можно наблюдать и в современных яванских деревнях, когда в полдень ремесленники или торговцы лениво отходят от своих дел, уходя на недолгий отдых под крону дерева, сидя на подушках и попивая чай или кофе со льдом. Образ Будды здесь приближен к реальности, мы узнаем в нем обычного человека, жившего так же, как каждый из нас. В этом и была идея создателей рельефов – сделать образ Будды понятным, близким, доступным. Показать, что Будда – такой же, как каждый другой человек. И каждый способен достичь Просветления, беспрестанной совершенствуя себя, пусть даже и позволяя себе расслабиться, лениво потягиваясь под деревом в полуденный зной!
 
В образах Будды или Бодхисаттв часто  изображали и представителей правящей династии, возможно, в изображениях Будды в его ипостаси принца и в его придворных угадываются черты Самаратунгга Шайлендра и его слуг

 В образах Будды или Бодхисаттв часто  изображали и представителей правящей династии, возможно, в изображениях Будды в его ипостаси принца и в его придворных угадываются черты Самаратунгга Шайлендра и его слуг. Возможно, но, ни кем ещё не доказано, так это или нет. Просто, известно лишь, что такие портретные изображения были популярны в последующую великую эпоху – в эпоху Маджапахит, когда князья и короли изображались в виде божеств буддийского или индуистского пантеона. Но было ли так при Шайлендрах? Можно только предполагать. И, тем не менее, столь жизненно правдиво, реалистично, артистично непосредственно и убедительно переданы сцены придворной жизни в рельефах Боробудура, что, кажется, глядя на них, мы словно бы подглядываем за жизнью двора Шайлендров…
 
Характерная черта всех рельефов Боробудура – это особое чувство спокойной сосредоточенности, уравновешенность динамики композиционного построения
 
 Характерная черта всех рельефов Боробудура – это особое чувство спокойной сосредоточенности, уравновешенность динамики композиционного построения, чувство всепроникающей гармонии и ощущение восхищения перед красотой мироздания и человека, то же самое ощущение, что сквозит во всех великих шедеврах мировой культуры – в древнегреческих статуях, в архитектуре Парфенона или Тадж-Махала, в творениях Леонардо да Винчи… Много сюжетов из джатак воплощено здесь – но каждый сюжет легенды словно бы служит поводом для художника, чтобы изображать многообразие, красоту и великолепие окружающего мира и жизни. Главный герой композиций – Будда во всех своих «аватарах» (земных воплощениях), на всех ипостасях земного пути и его дальнейший уход в Нирвану. И в то же время, главный герой Боробудура – сама жизнь, всепобеждающая, прекрасная, дающая цветение и урожай, любовь и красоту.
 
главный герой Боробудура – сама жизнь, всепобеждающая, прекрасная, дающая цветение и урожай, любовь и красоту
 
 Художники увлечены повествовательным началом, каждое изображение исполнено поэтичности и жизненной правдивости. Мастеров занимает живой рассказ, сами сюжеты из легенд о жизни Будды, в отличие от искусства Индии, в котором больше нравоучительности, каноничности, символической условности, единообразия мотивов и тем. А ведь здесь же работали индийские мастера. Это говорит о том, что многих индийских мастеров тяготили надуманные каноны, диктуемые брахманами и другими заказчиками из высших каст. При Шайлендрах такой строгой цензуры не было и быть не могло – важна была только жизнь, способность художников воспеть величие жизни и ощущение восторга этой жизни на благословенных землях Явы в эпоху великих Шайлендров, мудрых, сильных и богатых правителях, не уделявших внимания строгому кастовому расслоению, а дававших благополучие и процветание себе и всем своим подданным. Боробудур создавался на века, прочный и величественный, совершенный и овеянный вдохновенным трудом множества людей, чтобы рассказать грядущим поколениям о великой мощи и высоте художественной культуре своего государства.
 
При входе в храм Боробудур, чуть поодаль от окружающего Боробудур прекрасного тропического сада, располагается музейный комплекс. Здесь подробно рассказывается об открытии Боробудура, о том, как по частичкам, трудами многих ученых, инженеров и простых рабочих, гигантское тело величественного храма высвобождалось из-под векового вулканического пепла, земли, пыли и растений. Большой раздел музея посвящен тому, как с 1973 года по 1984, в течение десяти лет беспрерывной кропотливой работы, храм был полностью разобран, холм, на который «надет» храм укреплён. Плиты с рельефными композициями были тщательно почищены и обработаны специально, чтобы камень не подвергался разрушительной коррозии, а потом храм был заново собран, словно бы воскрешён реставраторами.

Часть музейной экспозиции предоставляет взгляду зрителей работы современных художников Индонезии

Часть музейной экспозиции предоставляет взгляду зрителей работы современных художников Индонезии.
 
Гиринг Прихатиясоно. картина
 
Гиринг Прихатиясоно. картина "Попытка выжить". Холст, акрил, 2011.
 
Интересны работы художника Гиринга Прихатиясоно. Этот мастер изображает изящные женские фигуры, плоскостные, подобные орнаменту, вырезанному на камнях древних храмов. Все работы Г. Прихатьясоно декоративные, орнаментальные, достаточно скупые по цветовой гамме и всегда концептуальны, образы, созданные мастером, обращены не только к нашим эстетическим чувствам и не только к нашему зрению, но и к нашему воображению, даже к нашему подсознанию. «Попытка выжить» вызывает воспоминания о кризисах в мире, а так же о личностном кризисе, постигающем на переходных жизненных этапах практически каждого человека с более или менее развитым самосознанием.
 
Гиринг Прихатьясоно. картина

Гиринг Прихатьясоно. картина "Выцветшее". Холст, акрил, 2012.

В картине «Выцветшее» - ощущение непостоянства бытия, его хрупкой, невечной, иллюзорной красоты, подобной листьям осенью, срываемых ветром и устремленных в своем печальном танце к небытию. Картины Г. Прихатьясоно пронизаны созерцательной и мрачной поэтикой, в них нет отчаяния и ужаса, но лишь тихая грусть, буддистский сострадательный взгляд на переходящую непостоянную сущность всего, явленного в этот мир. Картины Прихатьясоно – это словно бы картина в картине, художник изображает свое произведение, и, давая понять, что искусство может быть столь же хрупко, как и человеческая жизнь в целом, изображает порванную бумагу, на которой нарисована «нарисованная» картина. Мы видим произведение в момент его разрушения. А что будет, когда порвут картину? Что это – акт вандализма или неизбежная участь всего, созданного человеком? Ведь сейчас, даже страшно представить, например, ведь и Боробудур мог быть навечно погребён под слоем вулканической пыли под густой чащей тропических джунглей! Жизнь человека и творения, созданные руками людей, хрупки и непостоянны, они требуют внимания и заботы, понимания, поддержки.
 
Чипто Пурномо. картина
 
Чипто Пурномо. картина "Мой герой". Холст, акрил, 2011.
 
Чипто Пурномо в своей картине «Мой герой» представляет синкретичный образ – Ганеша в костюме Спайдермена. Замечательно! Ведь нет никакой разницы, к какой культуре, к каким «мифам» принадлежит герой – он на стороне Добра, и это главное!
 
Чойрудин. Текущий образ Боробудура. Холст, масло, 2007
 
Чойрудин. Текущий образ Боробудура. Холст, масло, 2007
 
Чойрудин, этот современный художник Индонезии, склонный к философскому самопознанию через творчество, создал, пожалуй, самую современную интерпретацию образа Боробудура. Боробудур предстает …в образе сувенирной пепельницы, одной из тех, что в огромном количестве продают в сувенирных лавках при входе в музейный комплекс. Вспоминается древняя притча о том, как слепые решили судить о слоне – один потрогал хобот, и решил что слон это такой длинный зверь, похожий на змею, другой потрогал хвост, и сказал, что слон похож на большую крысу, третий потрогал бока и решил, что слон круглый как бочка…Но никто из них так и не понял, как же на самом деле выглядит слон! Так же и сознание каждого из нас столь фрагментарно и ограничено, столь примитивно, что мы практически не можем мыслить целостно, представлять какое-либо великое явление целиком, во всем его многообразии. Боробудур, этот великий храм, надменно хранит свои тайны, скрывает от нас свои загадочные символы, влечет наше сознание и воображение в тщетных попытках осознать всю глубину замысла. Но…куда нам, жертвам современной цивилизации, замкнутым в собственных рутинных мирках! Разве можем мы дерзнуть и достичь осознания всего величия древнего храма, построенного вручную, без кранов, компьютеров, машин. Художник изобразил себя по грудь в воде; погруженный в океан веков, он отрешенным взглядом взирает на окружающий мир, стремясь постичь тайны бытия.… А тайны остаются тайнами, и приходится довольствоваться «прирученным» повседневным вариантом великого в виде миленького сувенирчика в форме прекраснейших ступ Боробудура…
 
Боробудур, хранящий и несущий великолепие подлинного искусства далекого прошлого, будет ещё много веков служить источником вдохновения для ученых, художников, поэтов. Боробудур будет гостеприимно встречать толпы завороженных паломников и любопытных туристов со всего света, будет беречь свои тайны, влекущие к поиску истин, будет вести вокруг своих бесконечных террас, ведущих к достижению Просветления и постижению собственного пути…
 
 
Лукашевская Яна Наумовна,
историк искусства, независимый арт-критик, куратор выставок
Фотографии выполнены автором статьи с любезного разрешения администрации музея.



Вам могут быть интересны следующие ресурсы:

сервировочный столик на колесиках цена