ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход
 
информер
 





 
Галерея сайта
 

Галерея картин современной живописи, где можно картину купить, картины художников разных стран

Библиотека живописи художников разных стран: США, Кубы, Австралии, Китая и других. Классика и современность.

От: Волков Олег


Опубликовано: Июнь 14, 2007

Отражая в своих картинах существенные стороны современности, Репин не
мог пройти мимо той борьбы, которую вели с самодержавием в эпоху 70-х годов
революционеры-народники. Одним из первых в русском искусстве он обратился к
созданию образов мужественных и стойких борцов за народное дело, утверждая
новые нормы поведения человека, новый этический идеал. И если в своих
монументальных полотнах с изображением народа («Бурлаки», «Крестный ход»)
Репин выступал прежде всего как мастер остросоциальных характеристик, то в
картинах на революционную тему («Арест пропагандиста» в двух вариантах—
1878 и 1880—1892 гг.; «Отказ от исповеди», 1879—1885; «Не ждал», 1884) он
показал себя тонким психологом, художником широких творческих возможностей,
которому доступны как многоплановые эпические сюжеты, так и напряженные
драматические конфликты. Произведения Репина, посвященные героям
освободительной борьбы, были восторженно встречены Стасовым. «Вот это —
настоящее, нынешнее искусство, за которое вас впоследствии особенно высоко
поставят», — предсказывал он художнику.
Особенно замечателен героический образ политзаключенного в картине
«Отказ от исповед»".
Сюжет картины был взят художником из самой жизни.
У верных слуг царизма — тюремщиков — было много всяких способов
воздействия на заключенных, чтобы пошатнуть их волю, поглумиться над ними.
Из них, пожалуй, самым издевательским и лицемерным был обычай исповеди
осужденных на казнь. За несколько часов до свершения казни к обреченному на
смерть приходил священник, чтобы в процессе исповеди выведать у него все
необходимое. То, чего не могли сделать следователь и судья, должен был
сделать священник.
Что мы видим на картине?
В мрачной холодной камере, на железной тюремной кровати, сидит
человек, приговоренный к смертной казни. На его измученном длительным
заключением лице выражена решимость вынести все страдания до конца. С
презрением и гневом встречает он пришедшего к нему священника, обнаруживая
в отказе от исповеди верность своим убеждениям, непреклонность своего
характера, силу воли. Гордо поднятая голова осужденного, открытая грудь и
вся его взятая в энергичном повороте фигура освещены скупым серебристым
светом, который, пронизывая полумрак камеры, выхватывает из темноты зловеще
поблескивающий крест. Революционеру противостоит темная и мрачная фигура
священника, намеренно изображенная художником со спины. Репина не
интересует ни мир его чувств, ни его личные качества. Для художника он лишь
живое олицетворение всех тех сил реакции, с которыми боролся и продолжает
вести борьбу не сломленный духом герой. В этом столкновении двух людей
наглядно раскрывается идея произведения, звучит утверждение справедливости
революционной борьбы и уверенность в ее конечной победе.
Наиболее совершенное и глубокое выражение психологические поиски
Репина нашли в картине «Не ждали» (1884). Замысел произведения возник у
художника летом 1883 года во время пребывания на даче в Мартышкино, под
Петербургом. Комнаты этой дачи и изображены в картине. Позировали Репину
его родные и знакомые: для матери вернувшегося ссыльного—теща художника, Е.
Д. Шевцова, для жены— В. И. Репина, жена художника, и В. Д. Стасова;
девочка написана с Веры Репиной, дочери художника, мальчик — с Сережи
Костычева.
Художник изобразил в произведении неожиданное возвращение в семью
ссыльного революционера. Стремление Репина к психологическому решению темы
заставило его избрать кульминационный момент в развитии действия,
запечатлеть ту паузу, которая возникла в результате внезапного появления на
пороге комнаты отсутствовавшего долгие годы дорогого для всех человека, по-
видимому, бежавшего из ссылки (о чем говорят как одежда вернувшегося —
потрепанный армяк, стоптанные сапоги, — так и неожиданность его прихода).
Пройдет этот минутный столбняк, парализовавший всю семью, и чувства хлынут
наружу, выльются в какие-то шумные восклицания, порывистые движения, суету.
Репин не изображает всего этого, предоставляя зрителю домыслить в
воображении запечатленную сцену. В картине царит напряженная тишина.
Смысловым и композиционным узлом произведения служит поединок взглядов двух
фигур — вернувшегося ссыльного, который с тревожным ожиданием и щемящей
нежностью смотрит в лицо поднявшейся к нему навстречу старой женщины, и
этой женщины, которая сердцем матери уже узнала своего сына, но еще как бы
боится поверить внутреннему чувству и потому напряженно вглядывается в
странного пришельца, отыскивая в его постаревшем, измученном лице дорогие
ей черты. Художник изображает фигуру матери со спины, чтобы ее лицо своим
сложным выражением не спорило с лицом ссыльного, не мешало зрителю в первую
очередь воспринимать именно героя картины. Но как выразительна эта фигура
высокой старой женщины в траурном одеянии, дрожащей рукой едва касающейся
спинки кресла, как бы ища в нем опоры! Острый профиль воскового лица
матери, седые волосы, прикрытые черной кружевной наколкой, резко очерченный
силуэт ее когда-то прямой и статной фигуры, теперь согбенной
преждевременной старостью, — всё говорит о горе, которое легло на ее плечи.
Все остальные члены семьи оттенками своих чувств, своего отношения к
происходящему дополняют рассказ о постигшей их трагедии: оробевшая девочка,
пригнувшаяся к столу и в страхе, исподлобья глядящая на пришельца, не
узнавая его (деталь, свидетельствующая о его долгом отсутствии); мальчик-
гимназист, весь охваченный единым порывом и настолько потрясенный
возвращением отца, что кажется — из глаз его вот-вот хлынут слезы; молодая
женщина у рояля, бледное, измученное лицо которой искажено сложным
выражением растерянности, испуга, радости. Художник не дает счастливой
развязки в картине — не в ней дело, а в тех противоречивых и глубоких
чувствах, которые переживает в изображенный момент каждый и в которых
отражаются долгие годы прожитой всеми нелегкой жизни.
Все члены семьи, за исключением ссыльного, даны на фоне и в окружении
вещей (мягкое кресло, стол, накрытый скатертью, рояль), которые создают
атмосферу семейного уюта. Этот семейный уют, привычный уклад жизни семьи,
который читается в только что прерванных занятиях каждого из
присутствующих, объединяют воедино их всех. И только вернувшийся выглядит в
этой светлой, чистой, прибранной комнате пришельцем из другого мира. С ним
этот мир человеческих страданий, бедствий и унижений врывается в комнату,
расширяя рамки изображения и напоминая о той жестокой жизни, которая царит
за пределами этого маленького «островка». Ссыльный в момент, представленный
в картине, еще противостоит всей семье. Его отчужденность, необычность
всего его вида подчеркивают драматизм происходящего. Вернувшийся дан в
пустом пространстве комнаты. Ему надо сделать несколько шагов навстречу
близким, надо почувствовать, что они приняли его, рады встрече с ним.
Художник незаметно повышает горизонт в той части комнаты, где стоит
вошедший. Половицы пола стремительно и в сильном перспективном сокращении
уходят в глубину — создается ощущение, что почва ускользает у него из-под
ног. Оттого так неуверен и робок шаг героя картины. Тонко почувствованное
психологическое состояние вернувшегося ссыльного находит яркое зрительное
выражение.


« Предыдущая страница | Страница 5 из 9 | Следующая страница »




Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на картинке выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.