ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход
 
информер
 





 
Галерея сайта
 

Галерея картин современной живописи, где можно картину купить, картины художников разных стран

Библиотека живописи художников разных стран: США, Кубы, Австралии, Китая и других. Классика и современность.

От: Nikita


Опубликовано: Март 26, 2007

С началом сороковых годов Тициан обращает свои художественные искания
к безмятежному натурализму и идеальным классическим пропорциям, примененным
к конструктивистскому использованию цветового материала, уступая место
поискам новых форм, уже выраженным в таких произведениях, как упоминавшиеся
«Цезари» для Фредерико Гонзага и огромное повествовательное полотно
«Введение Марии во храм», предназначенное для сценической постановки и
выполненное в 1534-1539 годах для венецианской Скуола Гранде дель Карита.
Это колебания маньеризма, с его вкусом к искусственному, утонченной
интеллектуальной игрой, имитацией античности, преклонением перед Рафаэлем и
Микеланджело, пришедшие из центральной Италии, дабы затенить сияние Тициана
и венецианского искусства в целом. Таким образом, новые искания в
творчестве уроженца Кадоре нельзя назвать результатом кризиса. Это -
вызов, результат развития личности, богатство выражения, направляемое
могучей индивидуальностью художника, несмотря на то, что критика выделяет
некоторое снижение вкуса, ослабление напряжения в произведениях, которые по
большей части относятся к данному периоду его творчества. В этих
произведениях мускулистые тела сплетаются и расходятся во вращении,
персонажи принимают риторические, напыщенные позы, палитра смещается к
темным цветам. Такова «Торжественная речь Альфонсо д,Авалоса», написанная в
1540-1541 годах, на которой торжественный жест правителя Милана очевидным
образом заимствован из репертуара Классической скульптуры. Таковы же и три
«Библейские сцены» с дерзкими ракурсами, созданные между 1542 и 1544 годами
для потолка церкви Санто Спирито ин Изола в Венеции. И наконец, такова же,
написанная в те же годы наполненная внутренним драматическим напряжением
картина «Коронование терновым венцом» для церкви Санта Мария делле Грацие в
Милане. Разработанные Тицианом и перенятые им новые приемы живописи
приводят художника к практике преувеличенно маньеристического рисунка, что
помогает ему подчеркнуть драматичность изображения. Классическая
выдержанность и уравновешенность вдребезги разбивается о тонкую игру
диагональных планов. Фигуры с мощной пластикой, порождающие явные
ассоциации с античными статуями и жестокими персонажами Микеланджело,
размещены в искусственных позах, искажены мукой. Картина практически лишена
глубины фона из-за темноты, в которой едва угадываются очертания стены за
спинами изображенных. Весь свет сосредоточен на телах Христа и его
мучителей, придавая им мраморный отблеск; свет искрится на доспехах воина,
изображенного на первом плане. Тоновое единство ранних тициановских
произведений сменяется здесь подчеркнутой контрастностью, а видимое извне
волнение – внутренним напряжением, вызванным жестокостью происходящего.
Можно заметить, что от картины к картине мазки его кисти перестают
создавать сплошной цветной фон, все чаще нагромождая сгустки материи,
оставляя «бахрому» на краях и едва намеченные фрагменты.
Подобный эффект особенно заметен в многочисленных портретах этого
периода, на которых привычная откровенность граничит порой с ценизмом,
обнажая не только тело, но и психологические черты персонажа. Портрет
Пьетро Аретино, находящийся в Питти, на котором один и тот же персонаж с
одной стороны, выглядит человеком из плоти и крови, а с другой, - скорее
изображен в виде «…наброска, чем в виде чего-то завершенного». «Даная»,
работу над которой художник начал уже в Венеции и которая предназначалась в
подарок кардиналу Алессандро Фарнезе, несет на себе отпечаток его
чувственного натурализма и сочной колористики: она столь соблазнительна,
что кажется ханжой по сравнению с «Венерой Урбино» - замечает монсеньор
Джованни Делла Каза. Микеланджело, посетивший Тициана, восхищается его
«цветами и манерой», однако сетует, что в Венеции в последнее время не
думают о рисунке. В Риме, где художник даже получает почетное гражданство,
он оставляет несколько портретов членов папской семьи, среди которой
изумительный «Портрет Павла III с племянниками», подлинный шедевр
психологической интроспекции. Знаменитый портрет был начат в Риме, где
Тициан провел несколько месяцев с октября 1545 по март 1546 года.
Отталкиваясь от картины Рафаэля «Портрет папы Льва X с кардиналами Людовико
деи Росси и Джулиано деи Медичи», Тициан воплощает групповой портрет,
изображая беспокойного и деспотичного прелата из семьи Фарнезе в обществе
его племянников. Это настоящий шедевр психологического портрета,
представляющий интриги внутрисемейных отношений в могущественном клане
власть имущих. Костлявый и сгорбленный Павел III бросает пронзительный
взгляд на раболепного и коварного Оттавио, стоящего возле него согнувшись,
в то время как кардинал Александр стоит у папы за спиной. Общему эффекту
способствует слегка небрежный стиль картины, оставленные едва замеченными,
намеренно незаконченные детали: например руки папы не прорисованы до конца;
улавливается только жест.
В 1548 и 1550-1551 годах Тициан гостит при императорском дворе в
Аугсбурге. Как раз в это время проводятся заседания Собора за объединение,
где Карл V пытается прийти к согласию с протестантскими князьями,
побежденными им в битве при Мюльберге. Взаимная симпатия художника и его
сюзерена крепнет. Кроме того, появляется возможность для новых важнейших
заказов: необыкновенные портреты Карла V верхом и Карла V в кресле, когда
гордость и официальность первого образа, положившего началу счастливому
жанру официальной портретистики, сталкивается в вечном противоречии с
меланхоличным, камерным образом второго. Была создана «Венера и органист»,
где художник вновь затрагивает темы музыки и любви. «Поклонение святой
Троице», или «Глория», прославляющая Габсбургов, объединила в себе, на фоне
светоноснейших эмпиреев, двор земной и двор небесный. В это же время
начались тесные контакты художника с сыном Карла V, Филиппом II, ставшим в
1556 году королем Испании.


« Предыдущая страница | Страница 4 из 6 | Следующая страница »