ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход
 
информер
 





 
Галерея сайта
 

Галерея картин современной живописи, где можно картину купить, картины художников разных стран

Библиотека живописи художников разных стран: США, Кубы, Австралии, Китая и других. Классика и современность.

От: Волков Олег


Опубликовано: Март 20, 2007

Русский биограф В.Стасов, для которого Гойя был чем-то вроде предвестника
Верещагина, нравоучительным сатириком и житейским философом во вкусе 1860
годов, обдал презрением этот цикл работ и считал картоны Гойи «балетно-
элегантными и ложно галантерейными», Стасов даже недоумевал, что «есть еще»
между французами, немцами и англичанами люди, способные радоваться на
подобный «ублюдочный род искусства» и согласные прощать всю его ложь из-за
«каких-то дилетантских соображений, из-за какого-то праздного любования на
краску или рисунок», «Нам, русским, это все уже только смешно и жалко»,—
кончает он свою мысль.
Между тем картоны Гойи знаменуют собой целую эпоху не только в его жизни,
но и в жизни всего испанского народа. Не надо забывать, что если для
Франции XVIII столетие означало непрестанное движение к революции, то для
Испании это же время было чем-то совершенно иным, Испания после бездарного
правления Габсбургов в XVII веке переживала теперь, под скипетром Бурбонов,
своего рода возрождение, К концу века благодаря ряду удачных реформ Филиппа
V, миролюбивого Фердинанда VI и умного, добросовестного Карла III Испания
ожила от мрачного средневекового кошмара, в котором она пребывала двумя
столетиями дольше, нежели другие страны Европы, Много еще оставалось
исправить и улучшить, но в народе жила уверенность, что и это придет в свое
время,
Нравы испанского образованного общества изменились за этот век до
неузнаваемости, Такой художник, каким является Гойя в своих картонах и в
портретах, был бы немыслим при Карле II, так же, как немыслимо было бы при
последних Габсбургах изгнание иезуитов, произошедшее в 1767 году, и,
наконец, реформа всего внешнего быта, ярче всего символизировавшая коренную
перемену, произошедшую в нравах испанского общества.
Настроением счастья и довольства пропитаны «шпалерные картоны» Гойи. От
них веет молодостью и силой. Если в них и встречается несколько более
мрачных страниц, то сделано это для художественного контраста, да и эти
мрачные страницы обусловлены или природой (путники, застигнутые метелью),
или неумеренным употреблением вина (драка у харчевни), причем в последней
сцене совершенно очевидна юмористическая задача художника без намека на
какое-либо нравоучение. Все остальное передает нам или детские забавы, или
национальные игры, или просто сценки с натуры из жизни Мадрида и окрестных
деревень.
Исполнены эти картоны с удивительной легкостью (одно их количество
указывает на нервную спешность исполнения) в несколько грубоватой технике,
с утрированным контрастом света и тени.
К шпалерным картонам примыкает и один из главных шедевров Гойи, написанный
им, как кажется, в 1788 году и изображающий народное гулянье во время
ярмарки св.Изидора в долине Мансанареса. Небольшая картина эта принадлежит
к самому замечательному, что создала живопись XVIII века, и в творении
самого Гойи она является лучшим в чисто живописном отношении перлом.
Национальное празднество у капеллы патрона Мадрида св. Изидора происходит
в конце мая и длится несколько дней, На гулянье это собираются толпы народа
не только из окрестных деревень, но и из далеких провинций.
В дни Гойи празднество это представляло особенно блестящую картину, и
художник увековечил зрелище с удивительной, трогательной любовью. Не
изменяя своему широкому приему письма, он все же постарался здесь дать
нечто совершенно законченное. Все в этой картине: и редкий по
непосредственности впечатления «вырез» ее первого плана, и воздушность
широкой панорамы, и группировка массы фигурок, разодетых в нежно-пестрые
костюмы, а главное — весенний, мягкий, белый свет, разлитый повсюду, —
производят чарующее впечатление, рассказывают о том наслаждении, которое
должен был испытывать впечатлительный, легко возбуждающийся художник, гуляя
по этим лугам, отдыхая на траве с друзьями, глядя на вереницу расписанных
экипажей, вмешиваясь в веселые разговоры простых обывателей, вышедших за
стены подышать свежим воздухом. В чисто живописном отношении Гойя никогда
больше не подымался на ту же высоту.
К этому же времени (к 1780-м годам) относится ряд очень жизненных
портретов Гойи. Они, правда, уступают по остроте характеристики и по
сдержанности красочной гармонии произведениям более позднего времени. В них
еще нет полного синтеза и той выразительной меткости, которые Гойя приобрел
впоследствии и которые в портретах 1790-х и 1800-х годов заставляют прощать
все их технические недостатки. Зато портреты первого периода отличаются
удивительным вниманием к предмету и какой-то молодцеватой свежестью. Сюда
относятся портреты Карла III и Карла IV в охотничьих костюмах, портрет
семьи благородного инфанта дона Луиса-Антона и многие другие.


« Предыдущая страница | Страница 4 из 13 | Следующая страница »




Скрыть комментарии (0)


Вход/Регистрация - Присоединяйтесь!

Ваше имя:
Комментарий:
Avatar
Обновить
Введите код, который Вы видите на картинке выше (чувствителен к регистру). Для обновления изображения нажмите на него.