ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход

Не знаете, что подарить близкому человеку? У нас идеи подарков в большом количестве!


  рекомендуем информацию о :

живопись - помощь в подборе коллекций и приобретении, копии картин на заказ

 
картина месяца
 

 
Книги и каталоги
 

Картины в Аукционных каталогах на английском языке

аукционные каталоги картин разных стран Кристис Сотбис


От: Бирюкова Ирина


Опубликовано: Май 31, 2010

ЧЕРНЬ

   Ослепительный блеск драгоценных металлов, ни с чем не сравнимый их цвет, как бы ни были совершенны выполненные из них изделия, в конечном счете создавали впечатление несколько однообразной мерцающей среды, в которой глаз с трудом различал строение Орнамента, совершенство пластических чеканных форм, тонкую грацию силуэта. Поэтому уже в глубокой древности «золотых и серебряных дел мастера» применяли в содружестве с благородными металлами иные материалы — драгоценные и поделочные камни, смальту, кость, даже дерево. Их соседство повышало и без того высокие декоративные свойства золота и серебра.

Однако все эти материалы не соединялись органически с самими металлами. При всем совершенстве исполнения они все же не обладали общим единством художественных приемов и структуры, так как каждый вид материала обрабатывался согласно определенным художественным принципам и занимал свое собственное самостоятельное место в произведении. Нет ничего удивительного, что мастера предприняли поиски таких приемов, которые позволили бы повысить декоративные свойства изделий из благородных металлов на основе совершенствования технически их собственной обработки. Так была открыта чернь — своего рода графический рисунок, органически входящий в структуру металлической поверхности и вместе с тем, благодаря своему черному цвету, оттеняющий цвет золота и серебра.

Предмет, предназначавшийся под чернь, покрывался резанным по металлу рисунком — штрихами. Из этих штрихов складывался орнамент, то геометрический, то растительный, то воспроизводящий сцены с фигурами людей или животных. В углубления прорезок-штрихов засыпался порошок, состоящий из мелкотолченого многократно переплавленного сплава меди, олова или свинца, серебра и серы. Затем предмет помещался в горн, где расплавившийся порошок заполнял все штрихи рисунка. Потом изделие шлифовалось мокрым песчаником или пемзой с целью удаления заусениц металла и лишней черни. Позднее черневые изделия стали полироваться. В результате всех этих операций черневой рисунок прочно соединялся с поверхностью металла, представлял своего рода гравюру по металлу. Состав черневого порошка мог изменяться в зависимости от желания получить либо светло-серые оттенки черни, либо достигнуть черно-бархатистый тон. На Западе черневой порошок чаще всего создавался по рецепту знаменитого мастера XVI века Б. Челлини — 1 часть серебра, 2 — меди, 3 — олова. В древнерусской же черни состав состоял из 1 части серебра, 3 — 4 частей меди, 3 — 4 частей свинца с последующим добавлением на 1 часть такого сплава 1—2 частей серы. С течением времени техника резьбы — гравировки металла под чернь — не только была усовершенствована, но и позволила покрывать чернью всю поверхность изделия, оставляя непокрытым сам резной в металле декоративный рисунок, изгибы которого, отражая свет, вспыхивают порой яркими искорками.

Древнерусское искусство сохранило замечательные образцы «черневого дела», начиная от знаменитых черниговских турьих рогов X века, оправленных в серебро, покрытых черневым орнаментом и мифологическими изображениями. Уже на этих произведениях, хранящихся в Москве в Историческом музее, можно заметить любовное отношение мастера к ритмическому расположению и масштабному построению орнамента на горловине этих своеобразных ритуальных сосудов, употреблявшихся на тризнах по умершим воинам.

Из более поздних произведений обращает на себя внимание золотое блюдо царицы Марии Темрюковны 1561 года, хранящееся в Оружейной палате Московского Кремля. Растительный черневой орнамент расположен лишь по краю блюда, в то время как его средняя часть покрыта плоскими чеканными изогнутыми «ложками». Такой прием противопоставления гладкой части и орнаментированной выгодно подчеркивает черневой рисунок последней. В него с большим мастерством вписаны ленты-картуши с посвятительной надписью. Высокое художественное совершенство блюда многие десятилетия привлекало русских мастеров, не раз вдохновлявшихся принципами его композиционного построения.

   Не менее интересна русская чернь XVII века. Мастера, работавшие в Оружейной палате Московского Кремля, создали разнообразнейшие изделия. Каждое из них заслуживает внимания и может служить наглядным примером тому, как следует строить орнамент, исходя из формы предмета, каким должен быть масштаб узора, какие дополнительные техники художественной обработки металла следует применить в зависимости от поставленной цели.

С XVIII века черневые изделия стали изготовляться в России преимущественно в городе Великом Устюге. Здесь это искусство сохранилось до наших дней. Среди изделий художественного промысла «Северная чернь» мы встретим серебряные ларчики, портсигары, туалетные коробочки, пудреницы, столовые приборы и даже юбилейные кубки. Большинство из них отличается умелой компоновкой орнаментальных форм, академическим рисунком растительных побегов, архитектурных ландшафтов, фигур людей и животных. Наряду с черневым узором, подчеркивая его, блестит позолотой гравированный резной фон или фон, образованный многочисленными круглыми углублениями, нанесенными специальным молоточком-канфарником (канфарный фон).

Многим произведениям великоустюжской черни, выполненным за последние десятилетия, свойственны перспективное изображение пейзажей, объемность форм животного мира, пластическая лепка растительных мотивов — листьев, цветов, фруктов. Можно заметить и прямой перенос в черневой рисунок фотоснимков с искажениями, обычными для некоторых фотообъективов. Очевидно, что при всем совершенстве композиционного построения и академической грамотности рисунка такого рода система изображения не связывается с формой украшаемых вещей. Подобные орнаменты фигуры и пейзажи рассматриваются как бы отдельно, сами по себе, вне связи с самими предметами. В лучших же произведениях искусства черни прошлого рисунок всегда был относительно плоскостным и хорошо соединялся с произведением в целом.

Производство из серебра или золота таких изделий, как портсигары, шкатулки, кубки и т. п., в настоящее время лишено у нас смысла, поскольку само существование в быту таких изделий вряд ли может быть чем-либо оправдано. Лишь в отдельных случаях мы можем еще встретить подобные вещи, порожденные, скорее, неразвитым художественным вкусом, нежели реальным чувством целесообразного.

Естественно, что внимание художников сосредоточилось в последние годы на изготовлении небольших по размеру черневых изделий, способных занять необходимое место в убранстве стола или в украшении женского костюма. Среди подобных произведений следует назвать стопку для вина или водки художника Е. П. Шильниковского. Общая ее простая форма сведена к простому вытянутому усеченному конусу, на темной черневой поверхности которого особенно ярко блестят вызолоченные гроздья хмеля. Фоном служат плотно прилегающие друг к другу листья, выполненные в технике обычной черни. Они создают приятный для глаза ритм светлых и темных пятен, оттеняющий золоченый рисунок.

Подобный прием сопоставления относительно крупных вызолоченных «пятен» с черневым фоном, известный по старым черневым русским изделиям, получил широкое распространение. Вместе с тем стало ясно, что нарочитая объемность в изображении не соответствует художественному качеству черневых изделий. Поэтому в произведениях последнего времени возродилась более плоскостная трактовка растительных форм и изображений животных и людей, что усилило роль силуэта и фона.

Внимание к силуэту и рисунку фона необходимо и в изделиях, предназначенных для украшения женского костюма. Таковы, например, оригинальные броши и браслеты, выполненные по эскизам художницы М. А. Тоне. Уже одна трапециевидная форма брошей и их относительно большой размер заставляют иначе, чем раньше, осуществлять композицию рисунка. Эти броши, словно древние фибулы, закалываются сбоку у плеча, что заметнее выделяет их на платье. Поэтому рисунок — птицы, звери, веточки или цветы — стал лаконичнее, яснее, ритмичнее, декоративнее по силуэту. Легко заметить, что фон — то гладкий, то штрихованный, то канфарный (без позолоты) в сопоставлении с черневым, бархатисто-черным рисунком также приобрел определенный декоративный характер в общем облике изделий. Даже ничем не украшенный гладкий металл стал по-своему декоративным. Так, на наших глазах складывается новое направление в черневом искусстве.


-