ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход
 
Галерея сайта
 

Галерея картин современной живописи, где можно картину купить, картины художников разных стран

Библиотека живописи художников разных стран: США, Кубы, Австралии, Китая и других. Классика и современность.

Вам могут быть интересны следующие ресурсы:

Для вас: изготовление скульптуры из камня - мастерская AscRo

От: Никитина Т.


Опубликовано: Январь 3, 2011

 

Ленин в советской скульптуре

  Особое место в нашей скульптуре принадлежит Лениниане. Начало ей было положено Николаем Анд­реевым, работавшим с натуры, создавшим много порт­ретов В. И. Ленина, в которых он стремился не только воссоздать его внешность, но и передать свое впечатле­ние от его духовной силы. В композиции «Ленин—вождь» 1931 —1932) ему удалось достигнуть такой высоты обобщения, которая сделала статую подлинно монумен­тальной. Ленин в изображении Андреева — это и чело­век стройной воли, и государственный деятель, мысли­тель, и вдохновенный трибун, чьи речи обращены не только к современникам, но и к будущему человечеству.

 Ленин в советской скульптуре

К образу В. И. Ленина обращались самые известные скульпторы: Шадр (мы рассказывали о его монументе на с АГЭС в Грузии), Эрьзя, Сергей Меркурсв (1881—1952), создавший патетическую композицию «Смерть вождя» и фигуру Ленина для зала заседаний Верховного Совета в Кремле, Коненков и Манизер. Сре­ди произведений Манизера, работавшего над образом вождя много лет, наиболее известен памятник в Улья­новске. Шестиметровая, отлитая из бронзы фигура изоб­ражает Ленина стоящим, с открытой головой, в наки­нутом на плечи пальто — ветер развевает его полы, обра­зуя складки. В этой статуе художник создал монументаль­ный л вместе с тем жизненный образ — Ленин показан как человек огромной воли и энергии.

В последние десятилетия монументы Ленину созданы в Москве: в Кремле — Вениамином Пинчуком (р. 1908), у Заставы Ильича — Гедиминасом Иокубонисом (р. 1927); в Ленинграде (Михаилом Аникушиным, р. 1917); в Каунасе (Наполеонасом Петрулисом, р. 1909), а также в Риге, Новосибирске, Даугавпилсе. Для всех этих памятников характерны сложность психологических характеристик, сочетающихся с портретной точностью, широта образного толкования и эмоциональность. В каж­дом из них образ вождя трактуется по-своему. У Пинчука Ленин — мыслитель, у Аникушина — пламенный ора­тор, у Иокубониса — человек мечты, провидящий буду­щее. Раскрывая общественно-значимые черты харак­тера Ленина, скульпторы стремятся в то же время рас­крыть глубину его характера.

В Лениниану входят и памятники, исполненные совет­ским я скульпторами для других стран. К столетию со рождения В. И. Ленина в Берлине был установлен монумент, исполненный Николаем Томским. В этом монументе Ленин показан вождем не только русского, но и мирового пролетариата. За создание этого памятника правительство ГДР наградило Томского орденом Карла Маркса.

 

Станковая советская скульптура

   Советская монументальная скульптура осознала себя как искусство призывное и масштабное. Станковая — как искусство, базирующееся на глубоком изучении жизни и людей нашего времени. В станковой скульптуре создано немало работ, утверждающих образ человека труда, в лучших из них ясно ощущается стремление мастеров к четкому воплощению замысла, к выразительной и обоб­щенной форме. Скульпторы стараются показать чело­века в процессе труда — на стройке, целине, за письмен­ным столом, за станком, выявить романтику трудовых будней. Намеренно заостряя внимание зрителя на зна­чительности повседневной жизни, они показывают, как много в ней прекрасного.

Расширяется и обогащается портретная галерея. На­мечается смычка портрета с сюжетной композицией— появляются скульптурные группы из нескольких порт­ретных фигур, объединенных каким-нибудь действием. Облик портретируемых (рабочих, колхозников, предста­вителей творческой интеллигенции, космонавтов, воен­нослужащих), как правило, лишен торжественной па­радности — чаще всего скульпторы изображают их в состоянии самоуглубления, внутренней сосредоточенности, живущими естественной и вместе с тем многогранной внутренней жизнью.


Скульптура республик СССР

   Скульптура развивается во всех союзных республи­ках СССР, в том числе и бывших странах ислама, рели­гия которых запрещала изображать людей и животных. Сейчас скульпторы Средней Азии, Казахстана, Азербайд­жана не только активно выступают на выставках, не только включаются в монументальное и декоративное оформление городов республик, но и сами руководят им. Такое же положение и в некоторых автономных республиках РСФСР. Высокого уровня достигла скульп­тура коми, народа, до революции не знавшего ни ваяния, ни лепки: художники коми стремятся к содержательнос­ти замысла и обобщенности мысли, к тому, чтобы каж­дое их произведение рассказывало не об отдельном че­ловеке, а о жизни Севера вообще. Интересно и целена­правленно трудятся мастера Бурятии, они создают обра­зы героев бурятского фольклора, работая в местных твердых породах деревьев ильме и кедре, эффектно ис­пользуют фактуру их поверхности.

Художники Советского Союза связаны между собой единством творческих принципов и проблем, общностью жизни всех народов нашей страны. Но так как у каждого народа свой неповторимый характер, свои веками выра­ботанные национальные эстетические традиции, то скуль­пторы советских республик выражают общие идеи по-разному.

Для латышской скульптуры характерны обобщен­ность и лаконизм форм, сдержанность чувств, близость к реальной жизни — художники охотно черпают сюжеты в повседневности. Черты эти были сформулированы в твор­честве основоположника республиканской скульптурной школы Теодора Залькалнса (1876—1972). В своем пони­мании образа латыши чаще всего идут от камня, от тяжеловесной компактности обкатанных волнами морен; даже бронзовые фигуры в их изображении напоминают о гранитных валунах.

Микенас Юозас Йокубо «Юная пианистка». Бронза. 1958. Третьяковская галерея. Москва.

Микенас Юозас Йокубо «Юная пианистка». Бронза. 1958. Третьяковская галерея. Москва.

Литовской скульптуре свойственны глубокая эмоцио­нальность, лиричность, стремление к декоративной де­формации фигур, к символичности. Литовцы испытыва­ют сильное влияние народной деревянной резьбы — продолжают и развивают традиции крестьян-«богорезов». Путь этот определил своим искусством классик литовского ваяния Юозас Микенас (1901 —1964), сумев­ший почувствовать не только красоту и силу народной пластики, но и возможности ее современного переосмыс­ления.

Грузинские скульпторы тяготеют к героической ро­мантике, к внутренней уравновешенности образного строя произведений, спокойной сдержанности ритмов. В последнее двадцатилетие большую и плодотворную ра­боту проделали Ираклий Очиаури (р.1924), Гурам Габашвили (р. 1926) и Коба Гурули (р. 1930). Заин­тересовавшись старогрузинской чеканкой, они вывели ее из области декоративного искусства, обогатили ее скуль­птурным началом и стали создавать своеобразные плос­кие рельефы, сперва станкового характера, а потом и мо­нументального. Поэтическая изысканность грузинской че­канки, ее условно архаизированные формы, ее тематика, связанная в основном с прошлым республики, придали ей национальное своеобразие и сделали известной во всем мире.

Зрители, посещающие художественные выставки, должно быть, заметили, как растет мастерство наших скульпторов, насколько оригинальнее и разнообразнее становятся их поиски. Такой же рост ощущается и в де­коративной скульптуре. Постепенно уходят в прошлое гипсовые фигуры пионеров, пловчих, готовых прыгнуть в воду, оленей и лосей, нелепо имитирующих живых жи­вотных. Современные парки эстетически осмыслены, их скульптура художественно и эмоционально обогащает зрителя. В Приморском парке в Баку его встречают красивые, условно трактованные декоративные птицы; в палангских парках — фигуры, связанные с литовскими легендами: группа «Юрате и Каститис», воссоздающая народное предание о любви морской царевны и смелого рыбака, фигурка «Бируте», изображающая красавицу-жрицу, поддерживавшую на горе вечный огонь, служив­ший рыбакам маяком. Решенная в графически-плоскост­ной манере, очень точная по пропорциям, романтическая фигурка эта привносит в парк какую-то таинственную сказочность.

В южных республиках все шире распространяются скульптурно оформленные фонтаны, там их красота со­четается с функциональной необходимостью. В Навои скульптором Борисом Свининым (р. 1938) установлена группа, изображающая богатыря Фархада, сильными ударами кирки пробивающего в скале путь к воде, и трех женщин, олицетворяющих крупнейшие реки Сред­ней Азии: Амударью, Сырдарью и Зеравшан; каждая из них держит по кувшину, из которого льется вода. А в Армении родился декоративный фонтан-памятник: Ара Арутюнян (р. 1928) составил вместе несколько полиро­ванных мраморных плит, украсив одну из них горель­ефом поэта Саят-Новы, другую — изображением его героинь; по этим плитам легким прозрачным потоком стекают струи воды.

 

Скульптура и градостроительство, утверждая благородство в сердцах

   Искусство все активнее входит в жизнь. Не случайно в последние годы из мастерских выносят на городские улицы уже не только декоративную, но и станковую скульптуру. Образуются даже постоянные «сады скульптуры»: и станковые группы, и статуи, и даже портреты прекрасно «обживаются» на газонах Ри­ги, среди асфальтовых площадей Вильнюса, в старых московских парках.

Перспектива развития скульптуры тесно переплетает­ся с широким и повсеместным развитием градостроитель­ства. Растут новые кварталы, строятся целые города. Скульптура должна не только украсить, но и очелове­чить индустриальное строительство, зрительно сократив масштабные разногласия между людьми и современны­ми огромными зданиями. Она призвана создать благоприятную эстетическую и духовную среду для жизни, для гармонического и всестороннего развития человеческой личности.

У Глеба Успенского есть рассказ о том, какой душев­ный взлет испытал усталый, разочаровавшийся в жизни русский учитель, увидев статую Венеры Милосской. «До сих пор я был похож,— говорит этот учитель,— вот на эту скомканную в руке перчатку. Похожа ли она видом на руку человеческую? Нет, это просто какой-то кожа­ный комок. Но вот я дунул в нее, и она стала похожа на человеческую руку. Что-то, чего я понять не мог, дунуло в глубину моего скомканного, искалеченного, измученного существа и выпрямило меня... и наполнило расширив­шуюся грудь, весь выросший организм свежестью и светом... Жить не стоит, если нельзя будет хоть раз в жизни ощущать этого!»

«Что двигало рукой создавшего этот шедевр скульп­тора?»— спрашивает писатель. И сам отвечает: «Ему нужно было... вековечно и нерушимо запечатлеть в серд­цах и умах огромную красоту человеческого существа, ознакомить человека... с ощущением счастья быть чело­веком, показать всем и обрадовать всех нас видимой для всех возможностью — быть прекрасными».

Скульптура не просто обогащает нас новыми впечат­лениями. Она дарит нас впечатлениями возвышенными, эстетически-насыщенными, облагороженными. Рассказы­вая о том, как прекрасен, чист и нравствен может быть человек, она воздействует на наш духовный мир, зас­тавляя стремиться к совершенству. Утверждая благо­родство и бесстрашие человеческой личности, она вселяет в людей веру в себя, в свои силы и возможности — неда­ром флорентийцы черпали в «Давиде» Микеланджело му­жество, решимость и готовность сопротивляться врагам.

 

источник: 8 ( см. список литературы )




« Предыдущая страница | Страница 3 из 3
« Жизнь пластических идей в искусствеКак продать свои картины? »