ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход
 
Галерея сайта
 

Галерея картин современной живописи, где можно картину купить, картины художников разных стран

Библиотека живописи художников разных стран: США, Кубы, Австралии, Китая и других. Классика и современность.

Вам могут быть интересны следующие ресурсы:



От: Бирюкова Ирина


Опубликовано: Июнь 1, 2009

Если экстравертный, активный и импульсивный по характеру Щукин испытывал потребность в собеседниках и единомышленниках, много спорил, доказывал, дискутировал, то его многолетний московский коллега по собирательству Иван Абрамович Морозов был более спокоен и уравновешен по темпераменту, погружен в созерцательное любование своими сокровищами, которые, в отличие от щукинских, было довольно непросто увидеть. Также владелец текстильных мануфактур (по иронии судьбы, его фабричный городок в Твери обитатели прозвали Парижем), он начал коллекционировать современное искусство с парижских покупок 1903 года и шаг за шагом превратил свой особняк на улице Пречистенка в персональный музей. И сегодня в залах Пушкинского музея „морозовские" картины — уравновешенные, спокойные, с декоративным уклоном, нетрудно отличить от „щукинских" — смелых, бескомпромиссных высказываний в искусстве. В этом и пролегает различие между двумя великими коллекционерами — Иван Морозов в равной степени заботился о гармоничном украшении своего дома и о создании полной систематической коллекции современных художников.

Первыми в домашнюю галерею Морозова вошли скромные, камерные пейзажные работы А. Сислея, ставшие „мостом" к пониманию русским промышленником французского искусства. Высоко ценил он произведения О. Ренуара, а в величавом, эпическом ритме композиций Сезанна, возможно, ощутил созвучие с собственным, вдумчивым и фундаментальным, подходом к искусству. В 1906-1907 годах Морозов стал одним из первых коллекционеров мира, составивших в своей личной галерее небольшую систематическую подборку работ представителей первого „изма" XX века — фовизма.

Ответственную задачу сформировать атмосферу дома, которую Щукин доверил А. Матиссу, для Морозова исполнили мастера, некогда входившие в группу „Наби", к которым он испытывал особое пристрастие. Гармоничный, лишенный конфликтов мир живописи „набидов" был близок спокойному темпераменту русского коллекционера: вскоре он стал для них щедрым покровителем и даже соавтором. По крупным, даже баснословным, заказам Ивана Абрамовича работал М. Дени, посетивший Москву в 1909 годуй написавший для особняка на Пречистенке целую серию крупных декоративных панно, в первую очередь, знаменитый цикл „История Психеи", который, наряду со скульптурами А. Майоля, тонко срежиссировал эстетический эффект от созерцания ансамбля парадного зала. Пьер Бон нар царствовал в пространстве главной лестницы особняка, для которой он выполнил несколько монументальных декоративных панно.

У Морозова более чувствовался историко-искусствоведческий, вдумчивый подход к собирательству: многие вещи он приобретал не только по велению души, но и в результате придирчивого отбора и долгого обдумывания, отдавая предпочтение пусть немногочисленным, но безупречным по качеству вещам. Именно так он мастерски „проиллюстрировал" буквально считанными работами всю эволюцию творчества Пикассо и Матисса 1890-1910-х годов — от ранних, почти ученических произведений до совершенных шедевров мирового уровня, подобных „Девочке на шаре". Важной чертой собирательства Морозова был его параллельный интерес к современному искусству не только Франции, ной России. В его галерее картины Коровина и Моне, Серова и Матисса взаимно дополняли друг друга, имели равнозначный статус. В отборе коллекционер нередко пользовался советами русских критиков и художников, к примеру, его часто сопровождал живописец Валентин Серов, изобразивший Морозова на знаменитом портрете на фоне полотна Матисса. Именно ощущение диалога между российским и французским искусством было уникальным, неоцененным до конца свойством Морозовского собрания, увы, безвозвратно утраченным после передачи „русской" части коллекции в Третьяковскую галерею в 1925 году.

К моменту прихода к власти большевиков в 1917 году Москва располагала единственными в мире по богатству собраниями современных европейских мастеров. Новая власть жестоко обошлась с их создателями — и Щукин, и Морозов были вынуждены покинуть страну, а последний прожил в изгнании всего два года. Однако, осознавая высокую ценность и роль их наследия, Советы распорядились им достаточно рационально. В 1928 году собрания С. И. Щукина и И. А. Морозова были объединены под одной крышей особняка на Пречистенке. Здесь открылся первый и крупнейший в мире Государственный музей нового западного искусства (ГМНЗИ) — научный центр, широко известный в России и за рубежом. В 1948 году он пал жертвой сталинской кампании по борьбе с формализмом. Произведения искусства, некогда приобретенные московскими коллекционерами, после закрытия и расформирования ГМНЗИ были распределены между ГМИИ имени А. С. Пушкина в Москве и Государственным Эрмитажем в Ленинграде.




« Предыдущая страница | Страница 24 из 24
« Реализм XIX векаРусское искусство на пути от реализма к импрессионизму и символизму »