ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход
 
Галерея сайта
 

Галерея картин современной живописи, где можно картину купить, картины художников разных стран

Библиотека живописи художников разных стран: США, Кубы, Австралии, Китая и других. Классика и современность.

Вам могут быть интересны следующие ресурсы:


От: Бирюкова Ирина


Опубликовано: Июнь 1, 2009

 
Особенно деятельное участие принял Амбруаз Воллар. Снабжая Щукина и Морозова творениями отцов модернизма, он решил, что теперь добьется большего, прямо выходя на русский рынок, и послал на Столетнюю выставку 36 полотен самого высокого достоинства. Дороже всего маршан оценил „Любовников" Ренуара — 100 000 франков. Хотя каталог не содержит ни воспроизведений, ни даже размеров, а любовная тема не редкость для Ренуара, можно с уверенностью предположить, что в Петербурге оказался именно тот шедевр импрессионизма, что хранится теперь в пражской Национальной галерее. Следом шли отменные полотна Сезанна: „Овер. Дорога", „Эстак", „Дом среди деревьев", „Гора", „Сахарница и фрукты", „Арлекин", „Автопортрет" и другие. Сезанновской группе произведений лишь немного уступал другой отменный массив — работы Гогена. Воллар попытался заинтересовать потенциальных покупателей картинами бретонского периода, который совершенно игнорировали Щукин и Морозов: „Маленькие борцы", "Дом в Бретани", „Хлеба", „Девушки бретонки". Шедеврами была отмечена и таитянская часть, включавшая „Семью. Таити", „Букет красных цветов", „Мать и дочь", „Человека в красном", картины, не похожие на те, что уже собрали Щукин и Морозов. Самой важной композицией таитянского подбора Воллар считал „Scene de Tahiti", оценив ее в два-три раза дороже других холстов. Картина поддается идентификации. По всей вероятности, то была "Faa Iheihe".

Воллар отнесся к петербургской экспозиции более чем серьезно, но публика тогдашней российской столицы не откликнулась на его предложение. Не заинтересовались картинами от Воллара и москвичи, которые, впрочем, относились к петербургским затеям с традиционной прохладцей. Однако они не покупали и тех Сезаннов, что посылались из Парижа на собственно московские выставки-продажи, в частности на выставку „Золотого руна". Как ни посмотреть, Щукин и Морозов оказались уникумами, и к ним не приблизился никто другой из русских любителей нового искусства, ни московских, ни, тем более, петербургских.
Щукинское собрание сыграло исключительную роль в формировании русского авангарда, во-первых, в силу своей доступности, а во-вторых, потому, что, постоянно дрейфуя в сторону наиболее смелых ходов французского нового искусства, московский собиратель стимулировал азарт и искания молодого поколения собственной страны. Щукин фантастически угадал, кому принадлежит будущее, и стал обладателем наиболее обширных и лучших по художественным достоинствам подборов картин Матисса и Пикассо, мастеров, сделавшихся центральными фигурами всего столетия, когда заря его еще только занималась.
Познакомившись с Матиссом в 1906 году, Щукин вскоре стал его патроном. Через два года Матисс создал картину-манифест, „Красную комнату", выставленную в Осеннем салоне 1908 года под названием „Декоративное панно для столовой г-на Щ...". Появление в Москве „Красной комнаты", „Игры в шары", „Сатира и нимфы" делало щукинскую галерею выразительницей последних наиболее смелых действий европейского авангарда. Но собиратель и не думал останавливаться, тут же заказывая Матиссу для лестничной клетки своего особняка „Танец" и „Музыку", явившиеся кульминацией их сотрудничества. Когда впоследствии сына художника Пьера, ставшего крупнейшим маршаном, спросили, написал ли бы его отец такие огромные панно без Щукина, тот только промолвил: „Для кого же?" Благодаря С. И. Щукину Россия стала первой страной, начавшей „импортировать" произведения Матисса, а вслед за тем и других фовистов.
Щукину рано открылось пророческое значение искусства Пикассо. Вот рассказ собирателя в записи одного из завсегдатаев галереи: „Я не любил этого мастера и не покупал его картины... Друзья говорили мне, чтобы я купил хоть одно его полотно для полноты коллекции, но я продолжал воздерживаться.

 


« Предыдущая страница | Страница 17 из 24 | Следующая страница »
« Реализм XIX векаРусское искусство на пути от реализма к импрессионизму и символизму »