ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход
 
Галерея сайта
 

Галерея картин современной живописи, где можно картину купить, картины художников разных стран

Библиотека живописи художников разных стран: США, Кубы, Австралии, Китая и других. Классика и современность.

Вам могут быть интересны следующие ресурсы:



От: Бирюкова Ирина


Опубликовано: Июнь 1, 2009

 
 «Мы стояли недалеко от панно Макса Клингера, он спросил, я помню: „Вам нравится это? Мне это не нравится". Он помолчал и заметил: „А он очень в моде"... Единственное, о чем я его спросил в этот раз, нравится ли ему то, что собираете. И. Щукин, коллекция которого только что начиналась и насчитывала тогда 40-50 вещей, это были Клод Моне, Сезанн. Гоген и Ван Гог. Дягилев ответил, что ему это очень нравится и что он в ближайшем номере его журнала „Мир искусства" дает репродукции этих художников, но не из коллекции Щукина».

Если вниманием молодых московских живописцев попеременно завладевали Моне, Писсарро, Дега, затем Сезанн, Ван Гог, Гоген, а под конец Матисс и Пикассо, то этого не произошло бы, если бы их полотна оставались лишь слухами. Но все дело в том, что студенты Училища живописи, ваяния и зодчества могли их видеть, они „проходили" новую живопись в Щукинской галерее. В Петербурге такой галереи не было, там, наоборот, Эрмитаж, Музей Академии художеств и только что открытый Русский музей прививали вкус к классическому, традиционному искусству, и работы молодых имели совершенно иной характер. Как писал впоследствии К. С. Петров-Водкин, „если Москва ненавистно относилась к Петербургу, то последний просто делал сенаторский вид, что будто не замечает московских еретических увлечений".

Еретические увлечения студентов, вчерашних или даже недоучившихся, следствие бьющей через край талантливости и недюжинных амбиций, выталкивали их к демонстрации своей творческой смелости, и первым интернациональным местом такой демонстрации стал парижский Осенний салон 1906 года. Стараниями Дягилева там был развернут русский отдел, отважная попытка соперничества с корифеями французского авангарда. Огромная ретроспектива в Гран-Пале, состоявшая из 750 произведений, простиралась от портретов XVIII века до совсем свежих произведений Явленского, Ларионова и Гончаровой. Парируя неминуемые упреки в отсутствии большинства ведущих передвижников, Дягилев писал в предисловии к каталогу, что многие имена, некогда знаменитые, теперь утратили славу, кто временно, а кто и навсегда. Реалисты, прошедшие сито дягилевского отбора, красовались в Париже совсем не теми полотнами, что некогда приносили им всероссийскую славу. Характерно, что Репин и Ге были заявлены не тематическими композициями, а лишь портретами.

В то же время внушительно выглядела живопись, тяготеющая к символизму и модерну: около трех десятков работ Врубеля (среди них „Пан", „Принцесса-лебедь" и огромные панно, исполненные для А. В. Морозова), еще больше вещей Сомова, два десятка — Борисова-Мусатова, картины Бенуа, Бакста, Рериха, Добужинского, Кузнецова. В своих отзывах на выставку французская пресса особенно выделяла Врубеля, отмечала и такие современные работы, как пейзажи Явленского и натюрморты Ларионова. Михаил Ларионов вернулся из Парижа окрыленным. Леонид Пастернак в частном письме не без иронии сообщил слова лидера московских авангардистов, что делишь он да Грабарь выглядели достойно. Но более интересна фраза Ларионова, процитированная Пастернаком: „Даже Моне пропал для людей, понимавших друг друга с полуслова, упоминания этого имени было достаточно, чтобы обозначить не только высшую точку уже признанных достижений французского авангарда, но и, соответственно, предмет вызова для новейшего поколения сокрушителей устоев.

Молодые московские художники, экспоненты Осеннего салона, имели двойное образование. Первое давало Училище, второе — Щукинская галерея. Под ее особенно ощутимым воздействием находились живописцы группы „Бубновый валет", избравшие владельца галереи своим первым почетным членом. Их живопись, действительно, заставляет вспомнить щукинских Сезаннов и Гогенов, но подражанием ее не назовешь.

 


« Предыдущая страница | Страница 14 из 24 | Следующая страница »
« Реализм XIX векаРусское искусство на пути от реализма к импрессионизму и символизму »