ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход
 
Галерея сайта
 

Галерея картин современной живописи, где можно картину купить, картины художников разных стран

Библиотека живописи художников разных стран: США, Кубы, Австралии, Китая и других. Классика и современность.

Вам могут быть интересны следующие ресурсы:


От: Бирюкова Ирина


Опубликовано: Июнь 1, 2009

 
Матиссу импонировала в Щукине широта, можно даже сказать, всемирность взглядов на искусство, предполагавшая интерес к Востоку и древностям не меньший, чем к Западу и современности. „В Париже,— вспоминал художник,— его любимым времяпрепровождением было посещение луврской галереи египетских древностей: он открывал там параллели с крестьянами Сезанна".

Известно, сколь большое значение имела для судеб французского и всего европейского искусства посмертная выставка Сезанна, устроенная в Осеннем салоне 1907 года. Одним из самых внимательных ее посетителей стал И. А. Морозов. Тогда же он отобрал в галерее Воллара истинные шедевры мастера „Равнинуу горы св. Виктории", „Горусв. Виктории" и „Натюрморте драпировкой". Хотя рынок (и, в первую очередь, Воллар) мог предложить тогда немало прекрасных полотен Сезанна, Морозов действовал очень вдумчиво и порой годами охотился за необходимым ему произведением. Превосходным примером настойчивых поисков служит любимая его картина, „Голубой пейзаж", найденная в 1912 году у Воллара. «Помню, в одно из моих первых посещений галереи,— писал Сергей Маковский, автор первого очерка о Морозовской галерее,— я удивился, заметив на стене, занятой сплошь работами Сезанна, пустое крайнее место. „Это место предназначается для „голубого Сезанна" (т. е. для пейзажа последней эпохи художника),— объяснил мне И. А. Морозов,— я давно его уже присматриваю, но никак не могу остановиться в выборе" <.,,> Больше года это сезанновское место оставалось незанятым, и только недавно новый великолепный „голубой" пейзаж, выбранный из десятков других, воцарился рядом с прежними избранниками».

Морозов мог долго примериваться, когда дело касалось величайших мастеров. Его глаз сделался чрезвычайно отточенным, и все же он ощущал определенную неуверенность в себе. В качестве дополнительного импульса ему нужен был совет друга-художника, нередко Серова, пока тот был жив, или маршана, которому он доверял. Это не значит, что он всегда следовал советам. Совет был необходим как начало диалога с живописью. «Когда Морозов отправлялся к Амбруазу Воллару,— рассказывал Матисс,— он говорил: „Я хочу видеть очень хорошего Сезанна". Щукин, тот просил показать всех Сезаннов, какие выставлялись на продажу, и делал выбор сам». Оба метода были хороши постольку, поскольку соответствовали личностям собирателей. Для Сезанна, где требовалась особая осмотрительность, второй метод, пожалуй, давал лучшие результаты. Морозов мог в данном случае положиться на Воллара: как бы ни был тот хитер, он не предлагал московскому собирателю не экстраординарного Сезанна. Вне всякого сомнения, в начале XX века морозовский ансамбль, состоявший из восемнадцати шедевров мастера, был первым в мире, хотя количественно и уступал парижской коллекции Огюста Пеллерена. Своим ансамблем Иван Абрамович гордился совершенно законно, а когда его спрашивали, кого из живописцев он любит больше других, называл Сезанна.

Русские художники рубежа веков связывали будущие тенденции развития либо с Мюнхеном, либо с Парижем. „Мюнхен был в то время окопом, который задерживал просачивающееся в Восточную Европу влияние французской живописи...". Мюнхен оказался ближе основанному в 1898 году петербургскому „Миру искусства". Мастера этого первого русского художественного объединения XX века (Бенуа, Сомов, Бакст, Добужинский, Остроумова-Лебедева и другие), равно противопоставившего себя и академистам, и передвижникам, больше интересовались немецким Сецессионом с его литературными и философическими склонностями, суховато-изысканным европеизмом, выражавшимся в предпочтении линии цвету. Однако даже и в этой среде французские ориентиры оказались более привлекательны. Ларионов вспоминал, как весной 1904 года познакомился с Дягилевым, одним из основателей „Мира искусства".


 


« Предыдущая страница | Страница 13 из 24 | Следующая страница »
« Реализм XIX векаРусское искусство на пути от реализма к импрессионизму и символизму »