ГлавнаяО проектеГалерея картинЖивописьКопии картинРоспись стендизайн интерьераВход

Не знаете, что подарить близкому человеку? У нас идеи подарков в большом количестве!


  рекомендуем информацию о :

Удача улыбается смелым. Доказано сайтом http://star-games.ucoz.com/

живопись - помощь в подборе коллекций и приобретении, копии картин на заказ

Наша группа в социальных сетях

Присоединяйтесь!

Опубликовано: Май 13, 2010

Рисунок и линия

Рисунок и линия принадлежат к наиболее важным средствам изобразительного искусства. В этой главе мы рассмотрим рисунок и линию как общие художественные средства, тесно соприкасающиеся друг с другом, как поиск и нахождение в изображении определенности формы.

Необходимо прежде всего выяснить взаимоотношение между рисунком и линией. Чаще всего рисунком называют изображение, выполненное линиями. Однако не каждый рисунок состоит из линий. Мастерство рисунка может проявляться и в широкой живописной манере, где трудно уловить границы форм и почти невозможно точно очертить контур. И все же, в частности, в бурной живописи А. Архипова, любившего писать рязанских крестьянок в красочных платьях, которые где-то сливаются с таким же ярким, неопределенным фоном, где-то выступают очень резко и снова пропадают, поглощенные тенью, мастерство рисунка проявляется полностью, ибо каждый удар кисти, каждая лишь намеченная часть фигуры совершенно точно и выразительно передают конструкцию фигуры и ее положение в пространстве. Эти не изображенные, но подразумеваемые очертания фигуры или любого предмета, по существу, есть воображаемые линии. Поэтому с полным правом линию можно считать существенным средством даже таких чисто живописных решений. Можно сказать, что работа линии лежит в основе любого рисунка. Воображаемая или уже проведенная линия обозначает основные оси воспроизводимого предмета, его пропорции, ракурсы, наклоны и повороты, схематично изображает конструкцию объемов. Только когда остов формы представлен художником вполне, можно передавать саму плоть предмета. Теперь линия как строительный материал может исчезнуть, но она по-прежнему незримо присутствует в изображении, определяя его конструктивную слаженность.

В природе нет линий как таковых, а существуют более или менее резкие границы форм. Поэтому до некоторой степени линия всегда схематична, условна. Эти схематизм к условность связаны не только с задачами конструктивного построения формы, но содержат и эмоциональный заряд, способный оказать глубокое воздействие на зрителя.

Рисунок и линия в живописи

 

Архипов Абрам Ефимович (1862-1930) , «В мастерской масок» Холст, масло. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург, Россия

Линия как психологическое явление — это траектория движения взгляда, запечатлевающаяся в сознании, когда мы осматриваем предметы. Если теперь понадобится поведать о форме увиденных предметов, можно описать ее жестом, повторив движение взгляда движением руки. В зависимости от впечатления, которое на нас произвел предмет, жест может быть широким, сдержанным, стремительным, медленным, уверенным, неуверенным, буквально или приблизительно передающим форму. В сущности, жесты художника, зафиксированные в линиях, и образуют рисунок.

Довольно часто художники стремятся выделить эту эмоциональную сторону рисунка, и тогда линия получает известную независимость от строгого следования форме — она передает не только характер изображаемого предмета, но и настроение, эмоциональное состояние самого художника. Сколь разнообразна эмоциональная «палитра» линии, можно убедиться, сравнив, например, рисунки известного французского мастера А. Матисса и австрийского художника О. Кокотки. Широкими и спокойными движениями очерчен овал женского лица в рисунке Матисса. Линия свободна, непринужденна, и в то же время в ее плавных гармонических дугах чувствуется твердая рука; она словно струится, медленно и долго, пока не придет к очень естественному завершению. Весь рисунок вызывает ощущение спокойной, величавой красоты.

Совсем иное состояние — внутреннего трагизма — передает О. Кокошка. Здесь множество самых разнообразных линий. Линии то срываются в пятна или кляксы, то бессильно угасают. Мелкие штрихи, словно в растерянности, мечутся по рисунку, колеблются, ломаются углами. Линий здесь значительно больше, чем в рисунке Матисса, они нигде не оставляют спокойного белого пространства, но общая форма остается зыбкой, неясной. Растерянность, душевный разлад, страдание, свойственные творчеству этого художника, убедительно выражены в этом рисунке.

Линия применяется не только в графике: и живописец, и скульптор, уделяя внимание силуэтам фигур и предметов, обращаются к ее выразительным возможностям. К. Петров-Водкин в 1912 году написал картину «Купанье красного коня», где, по его позднейшему признанию, отразилось предчувствие грядущих социальных бурь. Картина производит впечатление огромной фрески. Это впечатление создается и ее эпическим строем, и крупными, обобщенными и четкими силуэтами фигур, контуры которых очерчены гармоничным и величественным движением линий.

В искусстве существовало много школ и направлений, в которых рисунок занимал основное место. Ему подчинялись все другие средства. Один из самых выдающихся мастеров рисунка во всей мировой истории искусства французский художник О. Энгр считал, что рисунок — это высшая честность искусства. «Рисовать вовсе не значит просто делать контуры; рисунок не состоит только из линий.

Рисунок — это еще и выразительность, внутренняя форма, план, моделировка». Он настаивал на том, что «...экспрессия в живописи требует очень большого знания рисунка; она не может быть хорошо выражена вне абсолютной точности. Схватить ее приблизительно — это значит потерять ее... Достичь этой предельной точности можно только с помощью самого полного знания рисунка. Поэтому мастера экспрессии среди художников нового времени были великими рисовальщиками».

Великим мастером рисунка был Александр Иванов. О совершенстве его рисунка можно судить по картине «Явление Христа народу», в которой с поразительной точностью переданы все самые тончайшие и характернейшие особенности человеческого тела, фигуры, лица.

 явление христа народу картина

Рассмотрим лишь один фрагмент этой огромнейшей картины, над которой художник трудился двадцать пять лет и которая украшает самое крупное собрание русской живописи — Государственную Третьяковскую галерею. На фрагменте мы видим две обнаженные фигуры— мужчины, собирающегося надеть хитон, и мальчика со скрещенными на груди руками. Очень верно передан контраст их тел. Это различие видно во всем — в мускулатуре, в согнутой позе одного и натянутой, как пружина, фигуре другого. С поразительным совершенством нарисован каждый изгиб и поворот тела, каждый мускул и даже проглядывающие сквозь кожу вены, но в то же время, какая ясность и цельность крупной, т. е. широко обобщенной, лишенной мелких деталей формы, как верны пропорции и точны отношения отдельных частей к общей массе тела, как красивы и выразительны контуры. Наконец, все это совершенство рисунка венчают головы и лица, глядя на которые, мы свободно читаем смысл изображенного события. В них — ожидание, вопрос и уже начинающая проявляться в сознании мысль о действительном пришествии мессии, причем если у мальчика мысль эта еще только начинает зарождаться, то у мужчины она уже овладела сознанием и осветила его лицо радостной, хотя еще и несколько робкой улыбкой. Все эти тончайшие нюансы психологического состояния персонажей мастер передал лишь рисунком, основанным на воистину поразительном знании человеческого тела и на глубоком понимании человеческих характеров.


От: Бирюкова Ирина




Похожие темы


----------------------------

« Материал и его художественные свойстваОбразные средства в живописи »

следующая информация будет вам интересна: